EnglishРусский

ОСОБЕННОСТИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

М. А. Бутаева

Дагестанский государственный университет,  г. Махачкала, Россия

 

Геополитическая борьба – естественное состояние межгосударственных отношений. Государства в силу географических и природных условий не всегда могут удовлетворить свои общественные запросы. Этим объясняется их стремление использовать преимущества географического расположения, транспортные коммуникации, территории, природные ресурсы, расположенные на ней, для достижения своих политических целей. И такая деятельность государства получила название геополитики.

Геополитическая борьба велась во все времена. Но наибольший размах она получила на монополистической стадии капитализма, когда сложилась мировая экономическая система и усилилась борьба монополий за новые сферы влияния, источники сырья, технологии, информации и рынки сбыта.

Особенность геополитической борьбы на современном этапе в том, что она идет за контроль над регионами, территориями, коммуникациями, природными ресурсами, имеющими жизненно важное значение для развития мировой экономики в целом. И таким геополитически важным регионом является Евразия, на долю которой приходится 75 % населения, 60 % мирового валового внутреннего продукта (ВВП) и 75 % мировых энергетических ресурсов. «Это осевой суперконтинент мира», – отмечает один из видных западных геополитиков, бывший помощник президента США 3. Бжезинский. И далее: «Держава, доминирующая в Евразии, будет оказывать определяющее влияние на два из трех наиболее экономически развитых регионов мира: Западную Европу и Восточную Азию, и будет почти автоматически контролировать Ближний Восток и Африку. Потенциальная мощь Евразии превысит мощь даже Америки» [1].

Одним из важных регионов евразийской геополитической структуры является Северный Кавказ. Геополитическая значимость этого региона определяется следующими факторами: географическим расположением его на перекрестке мировых коммуникаций, связывающих Европу со странами Юго-Западной, Южной и Центральной Азии, богатым природно-ресурсным и демографическим потенциалом, развитой транспортной сетью и т. д.

Уникальность геополитического положения Северного Кавказа в том, что он связывает в единую систему морские и сухопутные границы России с новыми независимыми азиатскими и европейскими государствами (Казахстаном, Азербайджаном, Грузией, Туркменией и Украиной), а также Ираном, Турцией, Болгарией и Румынией.

Транспортно-дорожный комплекс юга России представлен всеми видами промышленного и магистрального транспорта, обеспечиваю­щего коммуникационные связи России со странами Средиземноморья, Ближнего и Среднего Востока. На юге страны расположены крупные российские порты Новороссийский, Туапсинский, Махачкалинский, Таганрогский и т. д.

Северный Кавказ – один из промышленных центров России. В промышленном комплексе региона преобладают обрабатывающие отрасли. На долю машиностроения, легкой и пищевой промышленности приходится более 70 % общерегионального производства промышленной продукции. На начало 2003 г. по стоимости основных фондов экономики Южный Федеральный округ занимал шестое место среди округов.

Регион отличается высокой степенью освоения земельных ресурсов. Сельхозугодья занимают более 70 % земельных площадей. На Северный Кавказ приходится значительная доля производимого в стране продовольствия.

Северный Кавказ обладает и солидным ресурсным потенциалом. Имеются запасы нефти и газа. По итогам 2003 г. в Южном Федеральном округе было добыто 12,8 млн т нефти и 16,6 млрд куб. м газа – 3 % российской нефтегазодобычи. В регионе действуют также две энергосистемы: ОЭС Центра и ОЭС Северного Кавказа. В 2003 г. выработано 65,3 млрд кВт-ч – 7 % общероссийского показателя.

К ресурсной части региона относятся трудовые ресурсы. 10 млн человек составляют экономически активное население.

Регион обладает большими возможностями для развития рекреации и инновационного производства. На юге страны действуют около 80 государственных высших учебных заведений и 66 негосударственных вузов.

Северный Кавказ – часть кавказско-каспийского бассейна, в акватории которого открыты крупные запасы нефти и газа. Совокупная стоимость прогнозных запасов каспийских углеводородных ресурсов оценивается в 4 трлн долл. На Каспий приходится более 70 % мировых запасов осетровых, имеющих экспортное значение. Все это и делает Северный Кавказ с каспийским бассейном зоной повышенного внимания крупных мировых держав. К нему проявляют интерес США, Франция, Англия, Китай, Япония и т.д. Всего более 30 государств.

Как показывает практика, зарубежные страны прибегают к различным формам геополитического контроля над Северным Кавказом: экономическим, военно-политическим, национальным, религиозным, информационным, идеологическим.

Турция, например, претендует на роль второй евразийской державы. Ее политика в Центральной Азии и на Кавказе становится наступательной и даже агрессивной. Несмотря на финансово-экономические трудности, возникшие в ходе экономического кризиса 1995 г., она достаточно активно осуществляет инвестирование в экономические, образовательные проекты в кавказских и среднеазиатских республиках.

В условиях глобализации, как известно, экономическое пространство страны, если оно не может реализовать свои национально-конкурентные преимущества на мировом рынке, постепенно переходит под контроль транснациональных корпораций (ТНК). Америка, имеющая самые мощные ТНК в мире, использует этот инструмент в геополитических целях путем навязывания зависимой модели экономического развития другим странам. Именно такая модель была реализована Международным валютным фондом в России в ходе либеральных реформ. Либеральные реформы в определенном степени стали формой экономической экспансии транснационального капитала. Ее суть в том, что в стране сложилась экономика, аккумулирующая финансовые средства и переводящая их в зарубежные банки. Страна не только выплачивает проценты по долгам, но и большие средства ежегодно вывозятся из страны. Все это атрибуты колони­альной модели экономики. Их испытала на себе Россия.

Черты зависимого развития характерны и для экономик субъектов Российской Федерации, которые продолжают преодолевать последствия тяжелого экономического кризиса и деиндустриализации, возникшие в ходе либеральных реформ. Экономика многих из них имеет сырьевую направленность. Например, в 1999 г. Дагестан имел большие доходы от реализации сырой нефти, чем от всей продукции, произведенной на территории республики. Рынки субъектов Федерации в основном заполнены зарубежными товарами.

Зависимая модель экономики – реальное подспорье для влияния внешних сил на общественно-политические процессы в российских субъектах и навязывания им выгодных для Америки и других запад­ных держав решений.

Геополитический контроль над государствами устанавливается и путем формирования политических режимов, ориентированных на западные страны и их ценности. Именно такой режим был создан в Чечне при президенте Дудаеве, а при президенте Масхадове была предпринята попытка установить исламскую шариатскую форму правления с ориентацией на исламские страны. Фактически была установлена трайболистская власть, основанная на племенных и этно-клановых интересах. Этот далеко не демократический режим по своей сути является идеологической надстройкой над разрушенной и зависимой экономикой Чечни.

Одной из форм геополитического контроля западных стран над Северным Кавказом в начале 90-х годов прошлого столетия стал этноконфессиональный сепаратизм. Нефтяная геополитика не признает суверенитета и государственных границ. Для нее существуют только контуры нефтегазовых бассейнов, линий коммуникаций, по которым углеводороды доставляются к морским терминалам. После того, как на Каспии были обнаружены большие запасы нефти, сначала заполы­хал Нагорный Карабах, затем Абхазия и Южная Осетия, а следом и весь Северный Кавказ. Безусловно, распад СССР и рыночные рефор­мы, приведшие к кризису во всех сферах общественной жизни, яви­лись причиной ухудшения социально-экономического положения и обострения межэтнических проблем.

Как уже отмечалось, в Дагестане возникли проблемы репрессированных и депортированных народов, разделенных народов, народов, оставшихся в меньшинстве на своей исконной территории, беженцев, вынужденных переселенцев, оттока русско-язычного населения, социально-экономического и культурного развития.

В Чеченской Республике возник конфликт между федеральным центром и национал-сепаратистами, пришедшими к власти, проблемы беженцев и межэтнического противостояния. В Карачаево-Черкесской Республике – конфликт между Советом Министров и Народным Собранием, который был вызван противоречиями между русской и национальной элитами за доминирование во властных структурах. В Кабардино-Балкарии – территориальный спор, направленный на разделение территорий Кабарды и Балкарии.

Конфликтные ситуации возникли и в других субъектах Северного Кавказа, в том числе в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях по вопросам реабилитации казачества и обустройства мигрантов. Северный Кавказ, иначе говоря, стал эпицентром сепаратистских тенденций, обусловленных не только внутренним состоянием межнациональных отношений, но и внешним воздействием.

Известно, что определенную поддержку развитию национального сепаратизма на Северном Кавказе оказывали международные организации, в том числе организации непредставленных наций и народов (ЮНПО), куда входили и отдельные национальные движения Северного Кавказа. Так, например, Чеченская Республика была принята в состав ЮНПО в качестве полноправного члена еще в 1991 г. Эта организация выдвинула требование российскому правительству сесть за стол переговоров с чеченскими боевиками. Она постоянно заявляла, что причиной борьбы чеченцев за независимость является притеснение чеченского, ингушского и других северокавказских народов Россией. В январе 1995 г. ЮНПО спонсировала поездку в Гаагу личного представителя Дудаева – Асламбека Кадиева для организации контактов с правительствами Европы, Ближнего Востока и США.

Идея объединения северокавказских народов в конфедерацию против России впервые была предложена в 1830 г. лордом Пальмерстоном. В 1918 г. министр иностранных дел Британии лорд Керзон покровительствовал учреждению Горской республики, включающей Абхазию, Дагестан, Чечню, Осетию, Кабарду и Адыгею. Современным воплощением этой идеи явилось создание Конфедерации горских народов Кавказа в 1989 г.

Подтверждая геополитические притязания западных держав на Северный Кавказ, спустя десятилетия, бывший помощник президента США и известный геополитик 3. Бзежинский проговорился, что «этнические конфликты и войны на всем Кавказе в 80–90-е годы не что иное, как вызревшие поздние плоды американской геополитики времен президентства Джимми Картера» [2]. Таким образом, творцы долгосрочной геополитической комбинации преследовали цель превратить мирный и многоэтничный Кавказ в огнедышащий вулкан.

Геополитический контроль на Северном Кавказе устанавливался и через распространение радикального исламского течения ваххабизм. Как уже отмечалось, распространение ваххабизма происходило через ваххабитские молитвенные дома, примечетские школы, деятельность различных исламских фондов, эмиссаров, проповедников, толкователей Корана. Большую роль в утверждении ваххабитской доктрины играют кавказские юноши, получившие образование в зарубежных исламских учебных центрах, отдельные группы верующих мусульман, совершающих паломничество к святыням ислама в Сау­довской Аравии.

Кроме того, в Дагестане были созданы исламские политические партии фундаменталистского направления, например, – дагестанское отделение исламской партии «Возрождение», а также исламские организации «Джамаату-муслими», дагестанское отделение Российского союза мусульман и т. д. Апогеем деятельности ваххабитских структур стал их переход на сторону чеченских боевиков и вооруженное вторжение в Дагестан в августе 1999 г. В настоящее время группировки радикальных исламистов ушли в подполье и действуют диверсионно-террористическими методами.

Объектом геополитической борьбы стала и история кавказских народов. Так, например, националистически настроенные группы интеллигенции пытаются пересмотреть историю и навязать дагестанским народам турецкую эмигрантскую версию истории Дагестана, рассматривающую исторический процесс как непрерывную кавказскую войну. Советский период истории Дагестана либо замалчивается, либо изображается как национально-освободительная война горцев против колонизаторской политики России.

 

Библиографический список

 

  1. Бжезинский З. Геостратегия для Евразии // Независимая газета.  – 1997. – 24 октября. – С. 5.
  2. Попов В. Кавказский пороховой круг // Советская Россия. Отечественные записки. 2006. – 16 марта. – Вып. 87. – С.11.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: