EnglishРусский

К ВОПРОСУ О ПЕРЕВОДЕ БЕЗЭКВИВАЛЕНТНОЙ ЛЕКСИКИ РУССКИХ СКАЗОК НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

Е. В. Самойлова

НИ МГУ им. Н.П. Огарева,

г. Саранск, Республика Мордовия, Россия

 

Обобщая представленные в литературе сведения, можно сказать, что приемы передачи безэквивалентной лексики (слов-реалий) сводятся в основном к двум: транскрипции/транслитерации и переводу. Первый способ предполагает передачу реалий с помощью фонетической системы языка перевода (ПЯ), а второй (перевод) – используя лексические средства ПЯ.

Транслитерация реалий предполагает заимствование иностранного слова, которое затем на письме передается буквами родного языка. Наряду с транслитерацией используется и транскрипция.

Транскрипция реалий предполагает механическое перенесение реалии из языка оригинала в язык перевода графическими средствами последнего. Чаще всего приемы транслитерации и транскрибирования употребляются в сочетании.

(1) Воротись, дурачина, ты к рыбке;

       Поклонись ей, выпроси уж избу [6, c. 630]. 

(1)  Back, you simpleton, you, to the great fish

Make your bow to him: ask for an izba [10, p. 189].

По нашему наблюдению, перевод реалий применяют обычно в тех случаях, когда транскрипция/транслитерация по тем или иным причинам нежелательна. С. Влахов и С. Флорин обращают внимание на то, что введение неологизма – наиболее подходящий после транскрипции путь сохранения содержания и колорита переводимой реалии [3, c. 88].

К словам – неологизмам относятся, в первую очередь, кальки и полукальки.

 Калька.  Л. Т. Микулина отмечает тот факт, что калькированные переводы представляют собой не только лингвистический акт, но и явление культурного плана, ибо в процессе калькирования происходит соприкосновение двух культур [5, c. 59].  Калькируя слово, мы заменяем составные части (морфемы) реалии буквальными соответствиями на язык перевода.

Полукалька. И. М. Шанский определил полукальку как частичное заимствование, «состоящее частью из своего собственного материала, а частью из материала иноязычного слова» [7, c. 7].

Это теоретическое положение прекрасно иллюстрируется нашим материалом:

(2)  В тридевятом царстве, в тридесятом государстве [6, c. 600].

(2)In a thrice -  nine realm [10, p. 194].

(3)  Отдам хоть полцарства моего [6, c. 601].

(3) Half of my tsardom take beside [10, p. 195].

Освоение. Суть освоения заключается в адаптации иноязычной реалии, то есть в придании ей на основе иноязычного материала обличье родного слова [3, с. 100].

Семантический неологизмом мы называем условно новое слово, сочиненное переводчиком и позволяющее передать смысловое содержание реалии. От кальки его отличает отсутствие этимологической связи с оригинальным словом.

Замена реалии реалией ПЯ приводит к недопустимой «подстановке» колорита первообраза своим колоритом. Но встречаются и такие парадоксальные положения, когда наиболее близкими аналогами чужой реалии оказывается реалия же, часто тоже чужая, но близкая, понятная читателю [3,c. 101].                                                                                                         

(4) Навела на царицу  порчу [1, c. 20].

(4) She put a spell on the queen [8, p. 25].

 

Приблизительный перевод реалий применяется чаще, чем любой другой прием. Таким образом, удается передать предметное содержание реалии, но колорит почти всегда теряется, так как происходит замена ожидаемого коннотативного эквивалента нейтральным по стилю, то есть словом или сочетанием с нулевой коннотацией. Возможны несколько случаев.

а) Принцип родо-видовой замены

Позволяет передать (приблизительное) содержание реалий единицей с более широким значением, подставляя родовое понятие вместо видового. Другими словами, переводчик заменяет частное более общим [3, c. 102 – 103].

 (5) Шубу ему Прокопыч справил, шапку, пимы [2, c. 49].

(5) Prokopich got him a cap, boots [9, p. 54].

б) Функциональный аналог

Способ передачи реалий с помощью функционального аналога заключается в том, что для обозначения иностранной реалии в ПЯ подыскивают понятие, которое, хоть и не совпадает с исходным, но имеет с ним значительное семантическое сходство и в известной мере способно раскрыть для получателя перевода суть описываемого явления. Достоинством функционального аналога является его доходчивость. Получатель перевода имеет дело с привычными, хорошо ему знакомыми понятиями.

(6) Он прямо попал на небо, к Солнцевой сестре в терем [1, c. 55].

(6) He landed right in the castle of the Sun`s  sister [8, c. 32].

в) Описание, объяснение, толкование как прием приблизительного перевода обычно используется в тех случаях, когда нет иного пути: понятие, не передаваемое транскрипцией, приходится передавать описательно [3, c. 103].

По мнению Л. К. Латышева, «описательный перевод – способ перевода безэквивалентной лексики, заключающийся в раскрытии значения исходной функции с помощью развернутого описания» [4, c. 124].

(7) Накормила она его щами хорошими [2, c. 12].

(7) She fed him good cabbage soup [9, p. 17].

Термин контекстуальный перевод обычно противопоставляется «словарному переводу», указывая на соответствия, которые слово может иметь в контексте в отличие от приведенных в словаре [3,c. 104].

В обоих случаях приблизительного и контекстуального перевода,  при всей их правильности и удовлетворенности, получается довольно бесцветный заместитель оригинала, поскольку исчезает, скрадывается реалия как носитель соответствующего колорита.

(8) Хоть бы за тридевять земель [1, c. 38].

(8) Walk right to the pole [8, p. 18].

Таким образом, при переводе слов-реалий в русских сказках используют лексические и лексико-грамматические трансформации, которые имеют свои достоинства и недостатки.  

 

Библиографический список


1. Афанасьев А. Н. Русские сказки.  –  М.: Худож. литература, 1987. – 383 с.  

2. Бажов П. П. Малахитовая шкатулка. – М.: Худож. литература, 1978. – 334 с. 

3. Влахов С. Непереводимое в переводе. – М.: Высш. Школа, 1986. –  400 с.

4. Латышев Л. К. Курс перевода (Эквивалентность перевода и способы ее достижения). – М.: Межд.Отнош., 1981. – 200 с.

5. Микулина Л. Т. Заметки о переводе с русского языка на английский  // Тетради переводчика. – М.: Межд. Отнош., 1973. – С. 59–64.

6. Пушкин А. С. Собрание сочинений в 3-х томах. т1. – М.: Худож. литература, 1984. – 735 с.

7.  Шанский И. М. Лексикология русского языка. – М.: Просвещение, 1972. – 327 с. 

8. Afanasiev A. Russian Folk  Tales. – Moscow Progress, 1998. – 250 p.

9. Bazhov P. Malachite Casket.  – Foreign Languages Publishing House, 1945. – 250 p.

10. Pushkin A. Selected Works in two volumes. Volume One. – Raduga Publishers Moscow, 1985. – 208 p.

Комментарии:

Ваш ник:
Ваш email:
Текст комментария: